Профессор из Катманду расскажет правду о Крыме

Джангаб Чаухан рассказал «МК» о том, как переводит на свой язык русских классиков и чем занимался на полуострове

22 сентября 2017 в 15:42, просмотров: 2623

Непал – небольшая страна (ее территория всего лишь раз в пять больше Крыма), затерянная в горах между Китаем и Индией. О Непале и его столице Катманду некоторые слышали лишь из песни, в которой уверяется, что «нет места лучше и в раю, чем родное Катманду». А так как гости из рая в Крыму пока редки, то на встречу с профессором кафедры языков и массовой коммуникации университета Катманду Джангабом Чауханом, проездом оказавшимся в Симферополе, я отправился с нескрываемым интересом.

Профессор из Катманду расскажет правду о Крыме
фото Алексея Васильева

Непал без короны

До недавнего времени Непал был единственным в мире индуистским королевством, но уже десять лет как страна с тысячелетними монархическими традициями пытается идти путем парламентской республики.

- И каково вам живется без короля?

- Экономически стало трудней, но это стадия переходного периода, – чуть задумавшись, отвечает Джангаб. - Что касается прошлого, то король у нас был хороший, но вот его корыстное окружение подрывало доверие народа к королевской власти.

- Знакомая картина.

- А теперь во главе страны стоит женщина, и даже главный прокурор - женщина. Непальцы далеки от политики, они простые и добродушные люди. Непалец будет радоваться жизни и петь, даже когда в карманах нет ни пайса.

- Наверное, так веселятся люди из нижних каст?

- Касты? Это уже пережиток прошлого.

Учат в школе

В крымскую столицу профессор прибыл вместе со своим русским другом, московским поэтом, секретарем правления Союза писателей России Виктором Зуевым.

Виктор Павлович выполняет роль гида, а вот переводчик непальцу не нужен: гость сносно говорит по-русски.

- Русский язык очень сложный для нас, - признался Джангаб. - Особенно его фонетика. А ведь наши с вами предки говорили на общем т.н. индоевропейском языке, происходящем из санскрита. До сих пор в наших языках немало похожих слов. К примеру, на русском языке – «огонь», на санскрите – «агни», на непальском – «аго», на языке хинди – «аг». Или еще слово: «мама». На санскрите – «матр», на непальском – «ама», на языке хинди – «маа».

Примечательно, что в школах Непала до сих пор учат древний язык санскрит, его изучение входит в обязательную программу. Представляю, если бы в школах России предложили бы штудировать древнерусский и старославянский.

Любовь к слову, поэтическому слову, возникла у Джангаба еще в юношестве. Тогда были написаны первые стихи, тогда он погрузился в океан мировой поэзии. И прежде всего – русской. Стихи Пушкина из далекой, загадочной страны России он читал на хинди и английском. Эти языки тоже учат непальские школьники. 

static.tonkosti.ru

Есенин в Гималаях

В прошлом году в Катманду торжественно открыли бюст Пушкина, но еще раньше герой нашего рассказа открыл для себя Россию и наконец-то стал счастливым человеком: смог прочитать стихи великого поэта на его родном языке.

- Я узнал, что в СССР есть Университет дружбы народов имени Патриса Лумумбы, где обучаются студенты из 180 стран мира. После двенадцатого класса я в числе десяти лучших выпускников Непала отправился в Советский Союз и поступил в желанный университет. Окончил историко-филологический факультет и там же заочно закончил факультет журналистики. У меня дипломы переводчика с русского на английский и с русского на язык хинди. Потом была аспирантура, защита кандидатской. Некоторое время я был редактором непальской газеты. Сейчас занимаюсь переводом русских классиков на свой родной язык.

На непальский язык (или язык непали) и хинди Джангаб Чаухан перевел несколько стихотворений любимого Пушкина и первый в своей стране перевел на язык непали Есенина, Цветаеву и Ахматову.

- Сейчас знакомлюсь с творчеством прекрасного поэта Николая Гумилева и уже знаю, что в апреле в Крыму пройдет фестиваль, посвященный творчеству поэта-воина. А пока я перевел на непальский несколько русских песен про войну: «Темная ночь», «Катюша», «Священная война», «Огонек», «Шумел сурово брянский лес»… Еще очень нравятся песни Высоцкого. У него особый голос.

Там, где еще помнят «Мать»

Не только с поэзией, но и с русской прозой знаком президент русско-непальского литературного общества Джангаб Чаухан. Первые русские романы «Анна Каренина» и «Война и мир» он прочитал еще дома, на английском.

- Русская литература в Непале пользуется большим уважением, - продолжает рассказчик. – Недавно в одной из непальских газет был проведен опрос: читателям предложили выбрать пятерых самых читаемых иностранных писателей. Трое из них оказались русскими: Лев Толстой, Антон Чехов, Максим Горький. Роман Горького «Мать» переводили в нашей стране три раза! При СССР еще перевели «Как закалялась сталь» Николая Островского. Из более поздних советских писателей мне нравится Михаил Шолохов, его «Донские рассказы». Я их тоже перевел.

Перевел Джангаб на непальский один из булгаковских рассказов из «Записок юного врача»:

- А вот русские романы зачастую трудны для перевода. Собираюсь прочесть «Мастера и Маргариту». Знаю, что это непростое произведение. Так же и с классиками. Если «Бедные люди» и «Белые ночи» понятны непальцам, то «Преступление и наказание» или «Братья Карамазовы» гораздо сложнее.

Веселый Гоголь

Мы разговариваем с Джангабом и Виктором в небольшой частной симферопольской гостинице. На плоском экране - «Вий» с Куравлевым.

- А с творчеством Гоголя вы знакомы? - подсказывает вопрос телевизор.

- Конечно! - мои слова явно обрадовали собеседника. – Каждый год, 1 апреля, мы в Катманду собираемся, чтобы отметить день рождения великого русского писателя! Рассказываем о Гоголе, ставим спектакли «Ревизор», «Шинель» (они переведены на непальский). В этот день приезжают юмористы и сатирики со всей страны, чтобы принять участие в дне рождения Гоголя.

Юмористы? Ну, были писатели на Руси и повеселее. Впрочем, спорить с иностранным гостем не стал: большое видится на расстоянии. На большом расстоянии. А кого из современных авторов знают в Катманду? Чьи труды переведены на непальский?

- Я спрашивал у своих московских коллег, и столичные литераторы мне честно признались, что сейчас в России нет литературы, сравнимой с классической минувших столетий. Да, мне известны, к примеру, имена Владимира Сорокина и Виктора Пелевина. Честно пытался одолеть их работы, но меня они не «проняли». Так же и в поэзии. Я не люблю постмодернизм. Поэтому возвращаюсь к Золотому и Серебряному веку русской поэзии.

Русский Крым

Еще во время учебы в университете Джангаб объездил немало советских городов, дважды бывал в студенчески отрядах в Сибири и Казахстане. В последние годы несколько раз приезжал в Россию на повышение квалификации: летние курсы русского языка в Институте им. Александра Пушкина. В каждую свою поездку, помимо учебы, он открывал для себя еще одну страничку России. На этот раз выбрал Крым.

- Цель моих поездок по вашей стране – это любовь к России, к русской литературе, - признается профессор. – Сейчас пишу книгу о путешествии по литературным местам России. Крым займет в ней видное место. Я уже побывал в Ялте, Гурзуфе, Севастополе (там встретил свой день рождения!), Балаклаве, Бахчисарае, Керчи (где в библиотеке им. В.Г. Белинского у меня была встреча с любителями литературы) и, конечно, в Симферополе. Несмотря на западную пропаганду, я знаю, что Крым сам выбрал свою дорогу: путь на Родину, в Россию. Поэтому отношусь к крымчанам с большой симпатией: вы хорошие, смелые и веселые люди. Я обязательно расскажу правду о Крыме, когда вернусь домой.

К сожалению, в нашем разговоре не обошлось и без грустных ноток. Так, по словам собеседника, в советские времена Непал посылал в СССР на учебу, бесплатно, несколько десятков студентов в год:

- Сегодня я слышал, что Россия принимает на учебу шесть-восемь непальцев, на платной основе. А вот Китай и США готовы обучать в своих вузах любое количество непальских отличников – бесплатно. Есть о чем задуматься, и я уверен, что Россия в этой ситуации сделает правильные выводы.




Партнеры