Симферополь теряет очередную архитектурную изюминку с историческим прошлым

Деревянные перекрытия прогнили, трубы и крыша текут, а парадные подъезды выкуплены и оборудованы пристройками

10 августа 2017 в 22:19, просмотров: 1998

Теплыми вечерами, когда Симферополь зажигал первые огни, Татьяна Вербова замирала на проспекте Кирова и поднимала голову вверх. "Наш дом казался живым и был похож на корабль, - вспоминает Татьяна Яковлевна десятилетия спустя. - Из распахнутых окон доносилась музыка и смех. Соседи собирались вместе, пили шампанское и танцевали".

Симферополь теряет очередную архитектурную изюминку с историческим прошлым

Дом на Набережной, 37, чарующий по сей день величием сталинского ампира, уже тогда, в далекие семидесятые прошлого века, был архитектурным ветераном. Свою биографию он ведет с довоенного 1937 года. Парадные подъезды, многоугольные комнаты и чудесная ротонда – очень жаль, если все это не доживет до столетнего юбилея.

Слишком мало квартир

Одной из причин обреченности дома на Набережной можно назвать крепкие семьи его жильцов. Здесь не принято бросать на милость судьбы стариков. Заветные метры под высокими потолками мирно переходят из поколения в поколение и редко становятся объектом купли – продажи.  А вот место, на котором стоит замечательный дом, очень даже соблазнительно для ползущей по Симферополю точечной застройки. Еще бы: неполные полсотни чужих квартир можно заменить на свой небоскреб – муравейник. Именно такая версия развития событий больше всего пугает старожилов дома. Хотелось бы списать ее на чрезмерную бдительность, но факты – вещь упрямая.  Есть документ, дающий повод для недобрых мыслей. Это договор, заключенный с МУПом. У Татьяны Вербовой он датирован 10 октября 2015 года. В нем четко прописано, что степень износа дома составляет 87 процентов. За два года, минувших с тех пор, ситуация явно не улучшилась.

 -  В нашем доме никогда не проводился ремонт, - рассказывает Татьяна Яковлевна. - Деревянные перекрытия прогнили, трубы и крыша текут, а парадные подъезды выкуплены и оборудованы пристройками.

   Поскольку попасть в «сталинку» можно с улицы Менделеева, все это скрыто от посторонних глаз. Зато фасад давно потерял свое лицо и держится исключительно на двух составляющих: надежных материалах и качестве строительства. Сыграло свою роль и вмешательство нардепа Украины от Крыма – Льва Миримского. В свое время он выделил деньги на приведение в порядок визитки Симферополя. Больше прецеденты подобного рода не повторялись.

Звезды на погонах

В Симферополе 1937 года ключи от квартир в новенькой «сталинке» получали военные – высший командирский состав Красной Армии. В парадных встречались генералы и полковники. Приветствуя друг друга, они не желали доброго утра или хорошего дня. «Здравия желаю!» - отбивалось эхом на все четыре этажа просторных подъездов.

 - Мой отец, гвардии генерал – майор Яков Вербов ушел в отставку в должности заместителя командующего Черноморского флота, - вспоминает Татьяна Яковлевна. - Квартиру здесь мы получили в 1968 году. Умер ее хозяин – генерал Перерва. Мы передали государству свой особняк, с которым стало трудно справляться, и переехали.

Были времена, когда о жильцах «сталинки» писали городские газеты. В одной из них, бережно сохраненной Татьяной Яковлевной, людям с боевым прошлым посвящена целая страница. Герой Советского Союза – Василий Акимович Горишный расписался на стенах Рейхстага, Шестак Константин Андреевич после прорыва обороны одним из первых ворвался в Псков и стал в мирное время его почетным гражданином. Список фамилий можно продолжать долго: Митрохов, Куклин, Демин, Воpобьев – каждый человек навсегда вписан в историю. Не составляет исключения и отец Татьяны Яковлевны – гвардии генерал – майор Яков Яковлевич Вербов.

 - Красноармейцем папа стал в 1918 году, - рассказывает дочь генерала. -  Служил под командованием Семена Буденного. После гражданской войны учился на Красного командира в Москве. Никто не верил, что он, простой деревенский парень, учится в столице, но судьба распорядилась именно так.

 С 26 июня 1941 для Якова Яковлевича начались сражения Великой Отечественной войны. Он воевал под Керчью, дрался за Смоленск, защищал Москву, бил врага на Северном Кавказе и под Ростовом. Дальше были Белоруссия, Прибалтика и Восточная Пруссия. А закончилась война для боевого генерала на брусчатке Красной площади под салюты парада Победы.

 Звезды на погонах не меняли приоритетов бывших командиров. Эти люди умели быть полезными своей стране, и жить иначе не могли. Полным семейным составом отставники выходили на субботники. Не брезговали ни палисадник вскопать, ни дорожки подмести. Поскольку субботники всегда имели привязку к праздникам – Первомаю и 7 ноября – после наведения порядка во дворе жильцы собирались в квартирах на застолье.

 - Излишеств не было: готовили винегрет, варили борщ, пекли пирожки, - вспоминает Татьян6а Вербова, - В те времена вообще жили скромно. Я не помню у мамы ценностей, она любила красивее платья и туфли.

Цены и ценности

Затронув тему доходов и расходов, собеседница вспомнила, что после денежной реформы ее отец получал около тысячи советских рублей. Деньги не малые, но польза от них была не только для домочадцев.

 - Каждый месяц папа собирал и отправлял посылки родне, - вспоминает она. - Это не было подачкой или широким жестом. Просто так жили, так было принято. Если мы могли помочь, поддержать – не делать этого просто не представлялось возможным.

А вот просить среди военнослужащих принято не было. Отец Татьяны Вербовой считал ниже своего достоинства не только ломать шапку, но и пользоваться приглашением на «особые возможности». Принципиальность генерала не позволяла ему пойти в магазин и предъявить талон на приобретение дефицитного товара. Сломается в квартире важный электроприбор – супруга упрашивает генерала пойти в магазин и всегда получает отказ. Благо, был у Якова Яковлевича друг, сердце которого умело дрогнуть. Тайком от генерала он брал пригласительный талон и шел в магазин. Бытовые проблемы разрешались.

Слушая тишину знаменитого дома, с трудом веришь, что когда – то в нем кипела жизнь. Наследники красных командиров с тревогой смотрят на новых соседей, поселившихся в их доме. Если сказать просто, то дружбы здесь больше нет. Теперь во дворе можно услышать оскорбление, увидеть скопление машин и запросто потерять самое ценное для человека  - имя. О людях, в памяти которых бережно хранятся лучшие годы дома на Набережной, говорят с пренебрежением «тетка» или «бабка». Подобные новшества только усиливают тревогу старожилов. Они даже отклонили предложение активного соседа о замене труб. Просто побоялись, что трубы срежут и больше не поставят, а дом признают не пригодным для проживания.

 - Неужели не сохранилось ничего хорошего из прошлых времен? – спрашиваем у Татьяны Вербовой?

 - Как и много лет назад к соседям в дверь звонят незнакомые люди и просят пустить на ротонду. Они очень устали от этих просьб.

Впрочем, у нашей собеседницы все же нашлась совсем свежая и очень теплая история. Нашла она у себя бутылочку вина. По старой памяти пригласила соседку Тамару Куклину. Женщина пришла и принесла мороженое – вечеринка получилась отличная. Потом настал черед Татьяны Яковлевны идти в гости. Снова все сложилось отлично, а на прощанье Тамара Куклина протянула сверточек.

 - Хорошо, что я не сжала подарок, - улыбается Татьяна Яковлевна. - Развернула, а там – птичка фарфоровая. Когда – то давно она мне очень нравилась.

 Полки с книгами, семейные фотографии и фарфоровые фигурки – главные ценности в старожилов дома на набережной. Для каждой квартиры в них своя история. А насколько долгой окажется каждая из них зависит от стойкости общего дома, ветшающего на глазах у всего Симферополя.




Партнеры