Театр в Крыму: под «Белый теплоход» закончился сезон…

Театральный обозреватель «МК в Крыму» подводит итоги уходящего сезона

3 августа 2017 в 14:59, просмотров: 810

Непростой сезон выдался в русском драматическом театре, крымском, академическом, имени Горького. Руководитель театра Анатолий Григорьевич Новиков, возглавлявший коллектив без малого 45 лет, выкинул вдруг штуку типично в своем духе – покинул сей бренный мир. Вдруг покинул, когда никто, казалось бы, не ждал.

Театр в Крыму: под «Белый теплоход» закончился сезон…

Театр отреагировал на утрату правильно. Почти как у Михаила Светлова в «Гренаде»: «…отряд не заметил потери отца (у поэта – бойца – С.П.) и «Яблочко» песню допел до конца». То есть театр продолжил работать над новыми спектаклями, и это правильно: не придумано еще лучшего рецепта в таких ситуациях. Засучили рукава – «вперед, и с песней».

Все как в аптеке

   Несмотря на некоторую необычность сезона, все получилось, в общем-то, как в аптеке. Русская классика – 2 шт. («Женитьба» Н. Гоголя и «Яков Богомолов» М. Горького), современная российская драматургия – 2 шт. («Выходили бабки замуж» и «Страсти по Торчалову», пьесы действительно современные, но с оговоркой – написаны не сегодня, не вчера и даже не позавчера).

Затесался в эту компанию и итальянец – небезызвестный Эдуардо де Филиппо со своим произведением «Моя семья», но приключения итальянца в российском Крыму, кажется, мало кого заинтересовали, спектакль получился каким-то случайным, итальянские страсти как бы утонули в пространстве основной сцены. Может быть дело еще и в том, что практически та же постановочная группа работала в это время над другим спектаклем параллельно, и творцов занимали какие-то другие страсти, не итальянские.

Страницы русской классики оказались тоже прочитаны несколько странно: Гоголь подозрительно смахивал на Островского, а Горький на Чехова. Остались открытыми некоторые вопросы: обязательно ли играть Агафью Тихоновну полной дурой, легко ли справиться с трудной ролью Кочкарева, и как убедить, что Богомолов - человек дела, когда он разговаривает не меньше, а больше других персонажей.

В так называемых современных спектаклях другие вопросы: найдут ли свое счастье сразу четыре одиноких женщины, оказавшиеся  в той поре, когда «ромашки спрятались, поникли лютики», поймут ли персонажи «Страстей по Торчалову», оказавшиеся в чистилище, что жили неправильно?

«Я одессит, я из Одессы, здрасте!..»

   Эти слова незабвенного Бубы Касторского вполне мог бы произнести драматург Александр Мардань. Именно его пьеса стала поводом для спектакля театра им. Горького, невольно оказавшимся последним спектаклем сезона.

Мардань – личность удивительная, вы его ни с кем не перепутаете. Где бы он не находился – в «городе каштанов и куплетистов», в Ялте, где у него были апартаменты, в Москве, в Киеве, в Баден-Бадене или Пальма де Майорке – его всегда можно было узнать по огромному портфелю. Что находилось там, внутри? Может быть, разочарую вас, находились пьесы самого Александра Евгеньевича. Чуть завидев человека, который в какой-то степени может представлять для него интерес, автор извлекал из этого самого портфеля свой сборник, подписывал его и вручал вам – попробуйте не взять. Попробуйте после этого не прочитать эти пьесы, не поставить их – такое под силу только смельчакам.

Мардань – драматург, он же предприниматель, он же, он же, он же… - в общем, очень деловитый человек, обладающий удивительным умением продвигать свои пьесы. Марданя ставят часто, может быть даже черезчур часто – ставят, конечно театры определенного толка. И в театре им. М. Горького шли его пьесы – «Последний герой» и «Девочки», и в Крымском музыкальном театре идет «Курортный роман» (у автора – «Лист ожидания»).

Почти по Чехову

   Название пьесы «Лист ожидания» - вряд ли способно вызвать зрительский интерес – какой-такой «Глист»? «Курортный роман» - вот тут народ побежит, спотыкаясь. «Вечная любовь» (так назван спектакль в Крымском русском театре) – зритель насторожился: какая – такая «вечная любовь» в такое стремительное, непостоянное время? «Ночлег дикобразов» (коллектив им. М. Горького предлагает еще и такое название) – забавно, но тоже подозрительно: про зоопарк, что ли, «В мире животных»?

Да нет, конечно, не о животных – двух людях – встретившихся случайно на ночь и нечаянно полюбивших друг друга так, что весь этот роман, все эти кратковременные встречи растянулись на годы (так, по крайней мере, задумал Мардань). Оба люди очень симпатичные: Он – Константин и Она – Вера. И актеры их играют положительные Дмитрий Кундрюцкий и Елена Сорокина.

Конечно, этот ход – любовная встреча «через годы, через расстояния» - довольно – таки избит. Конечно, автор читал чеховскую «Даму с собачкой», может быть даже знаком с пьесой Б. Слэйда «Там же, тогда же» - тоже «про это», мечта всех антреприз –два актера. Тема, что надо, «клубничка», нужно только надувную кровать – и вперед.

Но сколько бы Александр Евгеньевич не ощущал себя Антоном Павловичем, а Мардань – не Чехов, и это настолько очевидно, что даже в доказательствах не нуждается.

А потом – герои Чехова действительно любят друг друга, страдая от того, что невозможно быть врозь и невозможно жить вместе, а у Марданя «кака-така любовь», какие-то странные «свиданки» на фоне меняющихся эпох – то «челночные вояжи» в Турцию, то Шеварднадзе куда-то улетел (и не обещал вернуться), то лихие 90-е угрожающе правят бал. Попробуйте представить себе чеховскую Анну Сергеевну, страдальчески раскручивающую Гурова на «бабки», или, его, Гурова, распускавшего пальцы веером и размахивающим перед своей дамой (а заодно перед собачкой) «крутым» платьем для А.С. Вряд ли у вас получится.

Талантливо писать о любви – удел гениев. А в пьесе А. Марданя любовь даже  не ночевала (хотя парочка, конечно, неоднократно ночевала друг с другом). Имитация любви – да, игры в любовь – да, но не больше. Вот почему название «Вечная любовь» воспринимаешь разве что иронически.

«Дикобразов» ждет Ялта

   Режиссер спектакля Ю. Хаджинов, наверное, считает, что пьеса эта – хорошая. А, может быть,  он заставлял себя в это поверить и постарался убедить в этом актеров и весь постановочный коллектив.

На самом же деле режиссер, убежден, не мог не видеть не только достоинства, но и недостатки пьесы. А именно – ее поверхностность, отсутствие глубины, ее схематичность (не хочется говорить – примитивность). Поэтому, призвав на помощь балетмейстера О. Чехову (а вместе с ней и дух Чехова А.П. – автора «Дамы с собачкой»), поместил в спектакль красивую танцевально-пластическую пару, назвав ее «Время» (не путайте с популярной информационно - политической телепрограммой).

Конечно, это облагородило спектакль, сделало его тоньше поэтичнее. Актеры с помощью режиссера пытаются найти второй план и находить подтекст даже там, где его нет и в помине (драматург такими вещами не занимался). Е. Сорокина и Д. Кундрюцкий изо всех сил пытаются нам показать, как жизнь меняет их  героев, урывающих какие-то клочки радости, но даже в этих счастливых мгновениях не забывающих, что никуда не деваются их семьи, их проблемы, их жизнь, которая течет, в конце концов, и утекает…

«Вечную любовь» необходимо часто возить в Ялту, лучше – в курортный сезон. Вот там зритель будет просто в экстазе, он увидит самого себя и подумает: вот, нам пеняют, что мы изменяет мужьям – женам, а про нас даже пьесы пишут.

 И белый теплоход тут как тут. Замечательно, что в спектакле звучит эта песня Юрия Антонова – удивительно современного музыканта, музыканта на все времена, умеющего сочинять и петь о любви – просто и пронзительно одновременно. Вот только где она, эта любовь?...





Партнеры