Питерские умельцы восстановили уникальную крымскую мебель...

...и готовы создать реставрационный центр в республике

28 июня 2017 в 12:04, просмотров: 1218

Работа формирует образ человека, причем не только внутренне. Питерские члены Союза реставраторов России Алексей Курочкин и Александр Шибанов, с которыми мы познакомились в Симферополе, чем-то и внешне похожи на людей позапрошлого века.

Питерские умельцы восстановили уникальную крымскую мебель...

Уж не влияние ли это трудового процесса по восстановлению  изделий XIX столетия? Но этот вопрос мы не стали задавать гостям полуострова, экспертам по культурным ценностям, художникам-реставраторам высшей категории. Зато крымские гости охотно рассказали читателям «МК в Крыму» чем они занимались на полуострове,  и поделились своими творческими планами.

Помочь республике

 После исторического воссоединения Крыма с Россией герои нашего рассказа впервые попали на полуостров в июне 2015 года, когда проходила Всероссийская конференция «Культурное наследие Крыма и Севастополя». На форуме много и убедительно говорили о сохранения культурных ценностей республики.

- Лейтмотивом докладов прозвучало, что, во-первых, исторических и культурных ценностей в Крыму гораздо больше, чем в любом другом регионе Российской Федерации, а во-вторых, что квалифицированными реставраторами республика не располагает, - вспоминает Александр Шибанов. -  Вот тогда и появилась у нас мысль о создании Крымского реставрационного Центра Декоративно-прикладного искусства (ДПИ), в котором местные жители могли бы поучиться у питерских специалистов искусству реставрации. Но для начала хотелось показать на деле петербургский профессионализм и научный подход к восстановлению памятников ДПИ. Уже в сентябре 2015 года нашей фирмой «Готланд» был выигран небольшой, но довольно интересный конкурс в мемориальном музее Алексея Бекетова в Алуште.

Питерским мастерам предстояла работа со скульптурной мебелью в стиле гротов, выпускавшуюся с конца 1880-х до начала 1930-х годов венецианскими фирмами «Паули и К» и «Реми и К», которую можно отнести к числу наиболее интересных явлений в художественной культуре итальянского историзма. Эти экстравагантные предметы с динамичными формами и переливающимися поверхностями, как бы составленные из створок и обломков гигантских раковин, фигур тритонов и морских коньков, змей, звезд и мелких моллюсков, трудно отнести к какому-то определенному виду искусства. Они являются одновременно произведением мебели и декоративной пластики.

 Идентификация «гротовой» мебели по месту изготовления представляется в настоящее время весьма проблематичной: лишь немногие из этих предметов сохранили производственную маркировку, которая, возможно, сознательно уничтожалась антикварами, пытавшимися выдавать подобные вещи за старинные.

Загадки «гротовой» мебели

История эстетического восприятия и бытования этих предметов в первой половине ХХ столетия является весьма неординарной и противоречащей законам моды, она может рассматриваться как своего рода маленький культурный феномен. Пик увлечения венецианской «гротовой» мебелью пришелся на 1920-1930-е годы, время активных стилевых исканий и всплеска особого интереса  к культуре барокко во всех ее локальных проявлениях.

 - Вот такой замечательный небольшой гарнитур из коллекции алуштинского музея Алексея Бекетова переехал на время в северную столицу России для проведения реставрационных работ, - продолжает рассказ коллеги Алексей Курочкин.  - Шесть предметов мебели, а именно два кресла, два стула, диван, как бы составленный из трех кресел и столик, были подвергнуты тщательному визуальному осмотру. Выявлены многочисленные осыпи и утраты левкасного слоя. Расшатанность конструкций по сопряжениям. На диване и одном из стульев сохранилось сильно вытертое покрытие сусальным серебром. На остальных предметах гарнитура серебрения утрачено полностью до подложного слоя.

Перед началом реставрационных мероприятий с памятника были взяты микрочастицы отделочных покрытий для исследований качественного состава минеральных и органических пигментов, и металлизированного покрытия. Исследования проводились в Государственном Русском музее старшим научным сотрудником Еленой Саватеевой. Для анализа были использованы  микроскопия в отраженном неполяризированном свете, в отраженном поляризированном свете, микрохимия, гистохимия и ренген-флюоресцентный анализ.

- Первым этапом реставрации стал демонтаж качающихся подлокотников и частично ножек, соединенных с основой на крупногабаритный шуруп с прямым шлицом, - вспоминает Александр Шибанов. - Были склеены все трещины и сколы, восполнены  небольшие утраты резного декора. Места демонтированных сопряжений очищены от загрязнений и остатков старого клея, после чего была произведена склейка на столярный клей при помощи усиленных и гибких струбцин. После технологической выдержки соединения усилены шурупами (столярные работы провел реставратор Дмитрий Яковлев).

Кропотливая работа

Даже поверхностное описание химико-технологические исследований и последовательность реставрационных процессов  говорит о кропотливости, уникальности и сложности работы. Так, перед следующим этапом реставрации памятники мебели были очищены от пыли при помощи мягких кистей и пылесоса. Произведена расшивка трещин и укрепление грунта животным клеем. Восстановлен грунт в местах трещин и утрат. Поверхности раковин обработаны до гладкого состояния, при помощи скальпеля и наждачной бумаги.

Следующая операция: нанесение раствора охры при помощи кисти и ватно-марлевого тампона. После технологической выдержки трехкратное покрытие поверхности шеллаком в местах последующего покрытия серебром. После просушки двукратное покрытие поверхности глянцевым лаком.  

Затем на поверхность раковин, подготовленную под серебрение, нанесен лак мордан при помощи кисти и ватного тампона. После необходимой технологической выдержки произведено серебрение(поверхности покрыты слоем глянцевого лака с добавлением перламутровых пигментов различных оттенков, который несет функцию защиты  и тонировки).

 Последним этапом посеребренные поверхности тонированы различными художественными приемами (с использованием красителей, пигментов, шеллачного лака). Эту высокохудожественную творческую работу выполнила молодой художник-реставратор Евдокия Березанцева.

Наши питерские побратимы мечтают, чтобы  крымчане начали вливаться в благородную когорту реставраторов и в недалеком будущем своими руками смогли бы восстанавливать замечательные крымские памятники всех направлений художественной культуры. Со своей стороны питерцы готовы помочь в этом вопросе своими специалистами и преподавателями.

Между тем

-  Реставрационный центр - давняя мечта крымских музейщиков, - делится своим мнением о необходимости создания реставрационного центра в Крыму, заместитель директора по научной работе Симферопольского художественного музея Светлана Глазунова. - В каждом музее сотни экспонатов стоят в очереди на реставрацию, в Крыму специалистов можно перечесть по пальцам, столичные центры принимают по 15-17 предметов в год со всей страны. Питерское предложение интересно, но это должен быть многофункциональный центр - одного ДПИ мало - живопись, графика, металл, мрамор, монументальная живопись и тд можно привести целые списки раритетов, которые мы можем утратить в ближайшие годы, но этот центр должен создавать не частный бизнес, а государство.

Теперь главное, чтобы этим вопросом заинтересовалось крымская власть. Мы же будем информировать наших читателей о том, как будут решаться вопросы по созданию центра.






Партнеры