Путешествуй по Крыму: Каланых-Кая - защита Ласпи от северных ветров

За впечатлениями необязательно отправляться в дальние края – наш полуостров может удивлять бесконечно

26 марта 2017 в 19:50, просмотров: 2009

Скальный хребет над урочищем Ласпи является своеобразным водоразделом, ограничивающим еще и район села Тылового от основной долины – Байдарской. Водосбор от автодороги Севастополь-Ялта перед Ласпинским перевалом в итоге пополняет Речку Черную, как и вся Байдарская долина. 

Путешествуй по Крыму: Каланых-Кая - защита Ласпи от северных ветров

Но распределение воды вовсе не ограничивается видимым рельефом местности. Чуть южнее главной вершины Каланых-Кая у подножья крутого склона бьёт родник. Летом в нем достаточно воды для обеспечения местных жителей. А в период с октября по май его дебет является предметом зависти более засушливых уголков Крыма.

Добраться до Каланых-Каи сегодня не составляет особого труда. Пригородные автобусы из Севастополя регулярно отправляются в Байдарскую долину. Идут туда они через село Тыловое. И возвращаются через ту же остановку. Второй вариант – автобус из Севастополя на Ялту или Форос. На Ласпинском перевале нужно выйти из автобуса и вернуться метров на 100 в сторону Севастополя, перейти автотрассу и за подпорной стеной найти начало тропы. Высотомер вам покажет отметку в 336 метров. Здесь можно увидеть стоячие зерца. Склод богато увлажнен. Раньше на нем били ключи. Одир из родников вплоть до концр 80-тых готдов прошлого века давл чистейшую воду на первом серпантине Старой батилиманской дороги. Но потом на перевале были постреры шалманы с шаурмой и шашлыкми, с мелкокопанными туалетами для туристов. Родник был безвозвратно отравлен, а чуть позже превратился в сточную канаву.

 С недавнего времени тропа у основания гребня Каланых-Каи промаркирована деревянными столбами Большой Севастопольской тропы. Можно нарезать серпантин и подниматься пологой тропой, можно сразу пойти круто вверх по столбам до ретрансляторного пункта с мачтами. С этой видовой площадки хорошо просматривается сам Ласпинский перевал и крыша путепровода-галлереи к югу от перевала. На солнце сверкает купол часовни Рождества Христова, построенной в 2003 году. Это работа талантливого севастопольского архитектора Г.С. Григорьянца.

Современная дорога Н-19 через Ласпинский перевал построена во второй половине прошлого века (завершена в 1972году) по проекту русского инженера-путейца Николая Гарина-Михайловского, разработанному еще в начале двадцатого века. Николай Григорьевич был известным писателем, эссеистом, путешественником.

Следующий переход через 15 минут приводит на открытую площадку, с которой открывается вид на бухту Ласпи и вершины Ильяс-Кая на востоке и Куш-Кая на западе. Еще в середине прошлого века здесь можно было наслаждаться тишиной или клёкотом орлов, парящих над скалами. Сегодня шум автострады заглушает все звуки природы. До строительства магистрали через Ласпинский перевал здесь была одна асфальтированная дорога на Батилиман, насчитывающая десяток очень крутых поворотов серпантина. По ней возили в Батилиман стройматериалы и продукты питания для многочисленных баз отдыха. По ней же и отдыхающих доставляли. Автомобили ГАЗ-21, ПАЗ не всегда вписывались в повороты с первого раза. Но водители-ассы смогли освоит движение по горной дороге к морю. Сейчас эта дорога для движения транспорта не пригодна, засыпана многочисленными обвалами и оползнями. Чистить её некому, да и незачем. Но она открыта для пеших прогулок и выводит с Ласпинского перевала на Русскую поляну и далее на пляжи Батилимана. Вторая дорога вела мимо нынешнего села Тылового на скальную полку и дальше по ней круто спускалась в урочище Ласпи. Слева нависали скалы, с которых сыпались камни, справа – пропасть. Двум машинам разъехаться на такой крутой узкой дороге было крайне сложно. Сейчас от этой дороги остались только фрагменты асфальтового покрытия, столбики-отбойники вдоль пропасти и россыпи камней. Дорога хорошо просматривается с обзорной площадки, но для легкового транспорта недоступна.

От смотровой площадки на вершине скалы - траверс через лес на север, и вот уже под ногами асфальт старой дороги. Столбы Большой Севастопольской тропы уходят вниз по остаткам асфальта, а мы проходим на север еще метров 70 и поворачиваем в лес. Дальше только вверх, на гребень. Лес преимущественно лиственный дубово-кизиловый. Отдельные сосны выделяются своей высотой и обилием шишек на склоне. Увы, можжевельник за последние 20-30 лет браконьеры весь вырубили на подставки под горячее и сувениры. На ласпинской смотровой площадке эти сувениры и продавали с лотков торговцы краденым. Можжевеловые пеньки диаметром до 20 сантиметров и по сей день встречаются вдоль всей тропы. И даже сухие макушки уничтоженных деревьев еще не истлели, лежат молчаливым напоминанием о варварстве наших современников. Своеобразный ориентир на тропе – сосна с обтертой до древесины корой. Кабаны приходят к ней потереться спиной и боками, щетину почесать, паразитов погонять.

Через 15-20 минут подъема тропа выходит на опушку леса. Дальше на скалах растет только относительно молодая поросль можжевельника, не представлявшая интереса для браконьеров. Тропа выходит на открытый склон и достаточно хорошо читается. Но в дождливую погоду или под снегом каменные ступеньки могут быть скользкими. С выходом на западную вершину гребня (586 метров над уровнем моря) можно устроить привал, попить воды, пофотографировать и пофотографироваться. Но гребень на юг обрывается очень крутыми скалами. Не стоит рисковать и высовываться за кромку обрыва дальше, чем позволяет здоровье.

Хорошо просматривается однозначный путь по гребню более километра с набором высоты в 40 метров. На этом пологом участке вершина приобретает признаки маленькой яйлы. Густая мягкая трава под ногами, разнотравие и многоцветие. И даже старые дикие (а может и одичавшие) груши и яблони, на которых гроздьями круглый год зеленеют кусты омелы. Обилие плодовых деревьев наводит на мысль о возможности разбивки сада на вершине горы. Своеобразный чаир среди скал. Здесь можно не торопясь наслаждаться горным воздухом, любоваться отрывающимися картинками. В конце февраля и в начале марта желтеет ковер крокусов. Камни под ногами имеют причудливую форму. То отпечаток двустворчатого моллюска попадется, то срез многослойного отложения известняка. А вот и пористый камень-коралл, явно сложенный последовательными поколениями мельчайших организмов. Вершина Каланых-Каи в относительно недавнем прошлом была дном океана. А чуть позже её слоистую породу прошли карстовые потоки. Есть среди скал участки, очень напоминающие Караби-яйлу с её замысловатыми узорами поверхностного карста.

 По сравнению с Куш-Каёй в 664 метра, Ильяс-Каёй в 682, Каланых-Кая скромна и возносит вершину лишь на 627 метров над уровнем моря. Но с неё можно многое увидать. На западе от вершины Куш-Каи массивом смотрится хребет Кокия-Бель. На фоне леса – две глиняные оползневые воронки с внутренней разгрузкой. Может под ними есть карстовые пустоты? А иначе, куда дожди глину смывают, ели следов её в лесу на рельефе нет. Правее видны скалы Инкермана в дымке. Прямо под скалой - село Тыловое, руины воинской части, где в прошлом веке располагались строители возводившие объект «Заря». В конце 70-х в начале 80-х их каждый день утром вывозили на грузовиках на стройки Южного Берега, а вечером возвращали на базу. В память о них остались два пруда-накопителя канализационных очистных сооружений, достойных поселка городского типа тысяч на 20 населения. После непродолжительного отстоя в прудах вода самотеком по Байдарской долине стекала в русло реки Черной. Четко на север видно село Широкое с небольшим озером, правее – вход в Чернореченский каньон и село Передовое. Еще правее – Ново-Бобровка и Рассошанка, Родниковское и Орлиное. Впечатление производит зеркало Чернореченского водохранилища. В хорошую погоду в нем отражается синее небо и белые облака. Путь по гребню приводит к вершинной башне. Если группа вполне спортивная, то можно её преодолеть в лоб. Метров восемь несложных скал и пологий спуск на восток. Если есть сомнения, то перед вершинной башней лучше уйти вправо на юго-восток, спуститься метров на 50 к основанию башни и пройти горизонтальной тропой на границе скал и леса до лесной дороги на южном лесистом гребне горы. Дальше ориентиром служит гора Ильяс-Кая, в сторону которой по гребню идет широкая тропа, переходящая в дорогу. Здесь часто можно встретить верховые экскурсии из Тылового и Орлиного. Один из самых популярных конных маршрутов по этой дороге ведет к Храму Солнца. Для новичка верховой езды – удовольствие сомнительное, но впечатление незабываемое. Дело в том, что лесная дорога имеет большие уклоны, а на раскисшей грязи копыта скользят, подковы мало помогают. На каждом шагу лошади кажется, что этот шаг последний перед полётом в кусты. Да и сама прогулка занимает не менее трех часов. Все части тела даже при самом благоприятном исходе похода на следующий день болят и выдают своё присутствие. Романтика!

 С гребня величественно смотрятся скалы Каланых-Каи, с которых вы только что спустились. Внизу открывается панорама бухты Ласпи, прямо под ногами поляна у домика лесника и родник. Но до них еще нужно дойти. Есть смысл спускаться по лесной дороге, которая пересекает гребень под верхним столбом линии электропередачи. Столб стоит на отметке 545 метров над уровнем моря. Спуск в долину считайте законченным, когда наткнетесь вновь на столбы Большой Севастопольской тропы. Дальше путь пролегает по широкой горизонтальной дороге на запад до большой поляны. Но при желании и наличие свободного времени и азарта можно повернуть на восток и подняться  к Храму Солнца. От места выхода с тропы на дорогу под ЛЭП всего-то чуть больше километра будет до удивительного места Силы. А там и до вершины Ильяс-Каи рукой подать и минут 40 по скалам подниматься.

Оценив качество воды в роднике, можно отправляться на автобусную останову на автотрассе при повороте в Ласпи. Если же вас ждет транспорт на смотровой площадке Ласпинского перевала, то лучше пройтись по пешеходной старой дороге, которую вы наблюдали со скалы. От домика лесника до шлагбаума – метров 100. Деревянные маркировочные столбы приведут вас точно на перевал. По остаткам дороги идти около 40 минут. Но можно и полтора часа гулять. Время не ограничено. Пользуйтесь, пока сюда пускают бесплатно подышать лесным воздухом, полюбоваться земляничником мелкоплодным, диковинными цветами и можжевельником. Район массива Каланых-Каи освоен альпинистами и скалолазами. Южные отвесные скалы позволили в свое время провести несколько Первенств и Чемпионатов Севастополя по скалолазанию.  А недавно энтузиасты проложили новые маршруты первой категории сложности и для альпинизма. Спортвное ориентирование так же не оставило без внимания этот район. Со стороны села Тылового есть новейшая карта и уже проводились соревнования. Интереснейшая карта нарисована и на участке до Храма Солнца. Первый Чемпионат Севастополя по рогейну (экстремальное ориентирование по выбору в формате 8 часовой гонки) в прошлом году объединил эти две карты в одну. Специалисты уверены, что спортивная перспектива у Каланых-Каи далеко не исчерпана.

И ещё несколько слов о столбах. Проект очень позитивный, но не реализованный. На участке от Ласпи до Чертовой Лестницы установлены еще не все столбы. А информационных табличек нет вообще. Без информации о направлении, координатах и т.д., они превратились просто в шпалы, воткнутые где попало. Игры чиновников правительства. Некоторые из тех чиновников исчезли сразу после отъезда предыдущего губернатора. И след их затерялся на континенте. Туристы городского клуба и альпинисты работали на установке столбов на общественных началах, то есть – даром. Но деньги бюджетные кем-то освоены (стали своими). А тропа так и осталась не маркированной.

Отсутствие информационных табличек вовсе не означает, что севастопольцы и гости города должны воздержаться от прогулок по горам и лесам в ожидании лучших времен. Напротив. Не следует откладывать на следующую неделю маршрут, который вы можете пройти сегодня. Доброго вам пути!




Партнеры