Крымский след Джеймса Бонда: как противник супершпиона обзавелся дачей в Алуште

Книгу «Из России с любовью» президент США Джон Кеннеди называл одной из своих любимейших

06.11.2016 в 22:58, просмотров: 2064

Писателю Яну Флемингу так и не удалось побывать в СССР, но одну из своих книжных партий он розыграл на советских просторах с крымским этюдом

Крымский след Джеймса Бонда: как противник супершпиона обзавелся дачей в Алуште

В следующем году поклонники «Бондианы» будут отмечать двойной юбилей появления супершпиона Джемса Бонда на страницах (1952) и в кино (1962). Симпатичный во всех отношениях персонаж, однако, всегда противостоял нашим и как правило за пределами Советского Союза. Все потому, что писатель упоминал только о тех местах, где сам бывал и мог их правильно описать. Правда, Крыму повезло угодить в один из известнейших романов мастера детектива. Речь идет о книге «Из России с любовью», которую президент США Джон Кеннеди называл одной из своих любимейших.

Вилла за заслуги

«Возле плавательного бассейна лежал, уткнувшись лицом в траву, обнаженный мужчина. Он лежал неподвижно, словно труп. На первый взгляд казалось, что он утонул, был вытащен из бассейна и оставлен здесь, на траве, до приезда полиции или родственников. Те несколько дорогих вещей, которые были возле него, принадлежали, несомненно, богатому человеку: толстая пачка ассигнаций в зажиме из золотой мексиканской монеты, золотая зажигалка «Данхилл», овальный золотой портсигар с бирюзовой кнопкой, изготовленный самим Фаберже, и, наконец, книга, которую берут из шкафа, чтобы почитать, нежась на солнце, — «Маленький самородок», одна из ранних повестей Вудхауса…». 

С описания русского оппонента Джеймса Бонда начинается роман. Это Донован Грант или «Красный Грант», известный также под кодовой кличкой «Красногранитский» или «Гранит». Ян Флеминг определил ему роль «главного палача СМЕРШа, аппарата убийств, пыток и насилия МГБ». И тревожный звонок из Москвы застал героя в «Стране роз». Можно точно определить, что под этим определением упомянута Алушта или ее пригород.

«Вилла была расположена на юго-восточном берегу Крыма, между Ялтой и Феодосией. Это была одна из многих государственных дач, разбросанных по фешенебельному, изрезанному горами побережью, называемому русской Ривьерой. «Красный» Грант знал, что ему оказали огромную честь, поселив его именно здесь, а не в какой-нибудь мрачной даче в пригороде Москвы».

Ялта и Феодосия были известными названиями — но Алушта? То, что действие романа происходит именно здесь, можно понять по описаниям Флеминга: «Пока автомобиль поднимался по извилистой дороге все выше и выше в горы, (точное описание дороги из Алушты на Ангарский перевал) он думал о том, что его, несомненно, неплохо опекают, хотя, конечно, эта забота о его благополучии не имеет ничего общего с благотворительностью».

Определить, что речь идет об Алуште, можно и по расстоянию до симферопольского аэропорта: «Расстояние в сорок миль — от виллы до аэродрома в Симферополе — они проехали за час. (Если точно – 38 миль от Алушты, но дорогу позднее переделывали и укорачивали). По дороге им не встретилось ни одного автомобиля. Редкие повозки, выезжавшие на шоссе с виноградников, поспешно сворачивали на обочину, едва заслышав сигнал машины. Как и повсюду в России, автомобиль означал власть, и встреча с ее представителями могла окончиться неприятностями». Ну что же – во все времена люди побаивались слишком близких контактов с руководителями…

В стране роз

В 50-е годы ХХ века, когда происходит действие романа, в Крыму повсюду выращивали цветы - не то, что сейчас и об этом тоже прочитать в книге: «Вдоль всего шоссе тянулись кусты роз, перемежающиеся с виноградниками. Недалеко от аэродрома они проехали мимо огромной клумбы. Цветы на ней были посажены так, что из соединения их получалось изображение красной звезды на белом  фоне из роз. Гранту до смерти надоели розы. Он устал от их сладкого, всюду проникающего запаха и мечтал поскорее оказаться в Москве и забыть об этой красоте хотя бы на время».

И вот Грант в симферопольском аэропорту: «Автомобиль миновал гражданский аэропорт. Далее шла высокая стена, и они ехали еще больше мили — к военной части аэродрома. У ворот из металлической сетки шофер остановился, показал документы двум часовым с автоматами и выехал на бетон аэродрома. У входов в ангары стояли огромные военные транспортные самолеты, окрашенные в маскировочный цвет, небольшие двухмоторные тренировочные самолеты и пара военных вертолетов. Из громкоговорителя донесся металлический голос: "Поверните налево. В дальнем углу. Бортовой номер — 5-Б-0"».

Кстати, в симферопольском аэропорту до сих пор существует вроде неприметная дорога, уходящая куда-то в заросли сосны. Это специальный «президентский», как он сейчас называется, въезд на территорию летного поля , так называемая «нулевая полоса» – и при Украине и сейчас она используется для спецрейсов.

Интересно, что «главный палач» не был русским по происхождению. Даже в годы «холодной войны» Ян Флеминг не смог найти в русском характере склонностей безжалостного киллера. Поэтому Грант был наполовину ирландец, наполовину немец (вечная нелюбовь англичан к бунтарям-ирландцам и военным соперникам - немцам). «За отличную работу убийца получил советское гражданство и высокое жалованье. В том же году ему присвоили звание майора. Кроме того, ему выделили виллу в Крыму. Вместе с Грантом здесь постоянно проживали два телохранителя — отчасти для охраны, отчасти для того, чтобы он «не выбрал свободу».

Остались прекрасные виды красот крымского полуострова: «С трех сторон высокой ограды тянулись кусты разноцветных - желтых, белых, красных - роз, от которых исходил дурманящий аромат.  В  глубине  кустов  сонно  жужжали  пчелы.  С  четвертой  стороны доносился грохот морских  волн,  разбивающихся  далеко  внизу  о  подножье прибрежных утесов. Сине-зеленая стрекоза вылетела из-за кустов цветущих роз и застыла, быстро перебирая прозрачными крылышками. Яркий отсвет золотого июньского солнца. С моря донесся слабый порыв ветра…слева и справа — верхние этажи соседних особняков и вершины деревьев, растущих в ближних садах, — средиземноморских вечнозеленых дубов, пиний, казуарин и иногда даже пальм. Да, розы.... Розы, розы — на всем его пути». Или описание «типичной крымчанки», делавшей массаж Гранту: «загорелая  нежная  кожа, обнаженные  плечи  и  красивые,  немого  полные  груди  -  все  светилось здоровьем и молодостью. Широкие бедра, обтянутые  тесными, выцветшими от солнца и соленой воды купальными трусиками, мускулистые икры ног только усиливали впечатление молодости, исходившее  от этой здоровой крестьянской девушки»…

Крым для Кеннеди

В 1963 году вышел одноименный фильм по роману. Это был второй фильм для знаменитого Шона Коннери в роли суперагента. Кроме красавицы Татьяны Романовой (а какие еще русские фамилии знают на Западе?), остальные русские герои имеют явно карикатурный вид.

Это и полковник МГБ Роза Хлебб, и гэбэшный шахматист Кронштейн, и болгарин с украинской фамилией Крыленко, которые, как выяснилось впоследствии, работали на врагов, пытающихся поссорить СССР с западным миром. (Времена проходят, но ничего не меняется!). На фото из фильма можно видеть Джеймса Бонда, зашедшего в русский офис. В углу висит фото космонавта Егорова (другого видимо не нашли, хотя и в этом есть загадка – Егоров полетел только осенью 1964 года, но фото его откуда-то было у английских шпионов), а на двери — надписи с ошибками в русском языке: «ДЕРГАТ» и «ДИХАТ»…

Из-за того, что фильм не снимали (и не могли снимать) в Крыму, сцены, изображающие Крым, получились невнятные и некрасивые. Тем не менее, оператор фильма Тед Мур удостоился награды Британского общества кинематографистов «Best Cinematography Award» за лучшую операторскую работу, а потом и премии «BAFTA» за лучшую операторскую работу в британском цветном фильме. А хит  «From Russia with Love» был номинирован на премию «Золотого глобуса» в категории лучшая песня к кинофильму.

Интересно, что этот фильм оказался последним фильмом, увиденным тем же президентом Кеннеди за два дня до его убийства в Далласе…




Партнеры