Георгий Мурадов: "Банкиры вывозили деньги крымчан "КамАЗами""

Кто мешает подняться Крыму - самому молодому региону России и как нам обмануть санкции Запада.

12 марта 2016 в 16:19, просмотров: 5784

Крым и Севастополь готовятся отметить вторую годовщину возвращения в состав России. Один подарок для жителей полуострова уже сделан — в эти дни закончилась подготовка к строительству Керченского моста и началась стройка. 

Георгий Мурадов:

Но и неприятных «подарочков» крымчанам хватает: это и дефицит электроэнергии, и продолжение блокады с севера, и появление коллекторов, пытающихся вернуть долги банкам, которые сами же от крымчан и сбежали. С каким настроением жители полуострова, на время ставшего островом, подходят ко второй годовщине «крымской весны»? Какие проблемы остаются самыми острыми и есть ли у них решения? Об этом «МК» поговорил с заместителем председателя правительства Республики Крым, постпредом республики при Президенте Российской Федерации Георгием Мурадовым.

Есть ли жизнь в блокаде

—  Георгий Львович, как по-вашему сегодня крымчане оценивают российские реалии?

— За два года крымчанам пришло осознание того, что они находятся у себя дома. Появилась уверенность, что завтра никто не будет искоренять твой родной язык, запрещать детям учиться и общаться на переменах на родном языке, как это было в украинский период. Это касается и русских, и крымских татар. Язык крымских татар стал одним из официальных, что было невозможно на Украине, и они ощущают все преимущества от того, что все их права, касающиеся культуры, образования, религии, стали соблюдаться. Над людьми больше не висит угроза, которая очень жестко ощущается на Украине: что националисты их не просто объявят вторым сортом, но и расправятся над ними. Эмоциональное состояние стало уверенней, спокойнее и комфортней. Это бывает, когда человек после долгой разлуки возвращается домой, с приятным удивлением узнает родные стены, а потом быстро к ним привыкает.

— А материальное, бытовое? Ведь Крым в блокаде. Он физически отрезан от Украины, но еще не до конца присоединен инфраструктурно к России. Перебои с электричеством, водой, продуктами, транспортом изматывают людей?

— Крым действительно в жесткой блокаде, которая поддержана варварскими санкциями со стороны США и Европы. Против Крыма объявлена настоящая война, которую ведут украинские националисты. А Запад им потакает, нарушая при этом международное право. Разве не варварство, что проживающим в Крыму грекам запрещают посещать Грецию, болгарам — Болгарию, немцам — Германию. Это грубейшее нарушение прав человека по всем европейским каноном — права на свободу передвижения, на родственные контакты и т.д.! Это, конечно, расстраивает людей, вызывает разочарование. Но не самим фактом присоединения Крыма к России, а поведением стран, называющих себя цивилизованными. На самом деле санкции возымели обратный эффект. В Крыму на этом фоне происходит консолидация общества. Жители республики испытывают эмоциональный подъем и даже пафос: да, нас ущемляют, но мы будем бороться и добиваться справедливости и понимания. Поэтому мы активно приглашаем в Крым иностранных политиков, общественных деятелей, бизнесменов, различные миссии. Они видят, что крымчане хотят быть с Россией, невзирая ни на какие санкции. В регионе сохраняется чрезвычайная ситуация, но крымчане полны позитивных ожиданий. Они получили главное: спокойствие, мир и безопасность. Теперь они логично надеются на экономическое обновление, которое, к сожалению, происходит медленнее, чем хотелось бы. Уровень жизни в Крыму ниже, чем в других регионах России, но тем не менее он существенно выше, чем на Украине. Раньше мы предполагали, что Крым выйдет на общероссийские показатели в течение трех лет. Но в ситуацию вмешались кризис и бандитские блокады.

Все замедляется еще и потому, что крымчанам не дают нормально работать и зарабатывать. Ежегодный экспорт Крыма до 2013 года составлял один миллиард долларов. Сегодня он упал в 15–20 раз. Экономическими институтами Европы и США крымские фирмы не признаются. Производство по многим направлениям остановилось, потому что было основано на зарубежных комплектующих и внешней торговле. Туризм пока живет в основном за счет отдыхающих из российских регионов. Раньше в Крым за сезон приходило до 200 морских лайнеров, теперь — единицы. Крымские порты «демократичным Евросоюзом» закрыты для посещений. Кто нарушает запрет — получает санкции. Европа, США и Украина запугивают ими сейчас и те страны, которые не присоединились к блокаде Крыма. И все это чтобы наказать весь крымский народ за свой выбор на референдуме.

Дезертиры и мошенники

— Ну а что же российский бизнес? Разве он не приходит в Крым взамен ушедшим иностранным партнерам?

— Крым — площадка серьезнейшей международной борьбы. Это вызов России: вытянет она его из блокады, поднимет или нет? Конечно, поднимет, сделает его своей визитной карточкой. Но для этого нужно выдержать бой. Одно из необходимых условий победы — чтобы не было дезертиров. А у нас масса дезертиров с крымского поля боя. Наши крупные корпорации, банки просто трусливо сбежали из Крыма.

Давайте вспомним ситуацию с авиацией. После присоединения Крыма и введения санкционного режима только одна авиакомпания («Добролет») робко зашла в Крым и попыталась организовать перевозки. Ее наши западные оппоненты тут же прихлопнули: отказали в обслуживании, кредитах и разорили. Но что предприняли другие российские авиакомпании? Решили: полетим в Крым все. И стали летать. А всех уже не накажешь без разрушения международных воздушных коммуникаций. Поэтому никаких санкций не последовало.

К сожалению, наши корпорации и банки не берут пример с авиаторов, не принимают во внимание этот позитивный опыт. Они боятся: придут в Крым — начнутся проблемы с Западом. Каждый думает только о себе и своих интересах. А если собраться и зайти всем вместе — бояться будет нечего. Если сражаться с врагом выходят все вместе — он будет повержен. А если начинают поодиночке дезертировать и прятаться под корягу, то так победы мы не добьемся.

Российские банки работали в Крыму в виде украинских «дочек». Не буду называть имена, они хорошо известны. После «крымской весны» они ушли с этой территории вместе с депозитами людей, которые там хранили кровно заработанные деньги, и юрлиц. Деньги крымчан вывозили мешками и «КамАЗами». Многие крымчане, кстати, из-за этого разорились дотла. Потом они внезапно вспомнили о том, что давали крымчанам кредиты. И подумали: как бы нам уведенные у крымчан депозиты не отдавать, а кредиты с них слупить, да еще с процентами и штрафами за просрочку. Поднажали где следует — и им дали отмашку на возврат! Сказано — сделано. И тут же в Крыму откуда ни возьмись появились какие-то коллекторы, которые стали пытаться выбить у крымчан деньги, изымать имущество. При этом и российское, и международное законодательства говорят одно и то же: при передаче прав кредитора другому юридическому лицу заемщик должен быть проинформирован, кому конкретно переданы эти права. Крымчане, кроме никому ранее не известных коллекторских агентств, ничего о тех банках, которые перекупили их долги, так ничего и не знают.

В конце концов должны же люди понимать: на полуострове чрезвычайная ситуация, Крым в блокаде — и сейчас совсем не время пытаться окончательно ободрать крымчан и лишать их имущества, чтобы они остались голыми и нищими. На мой взгляд, с точки зрения морали это все равно что войти в блокадный Ленинград и там выбивать из блокадников кем-то выкупленные долги. Кстати, в Ленинграде во время блокады тоже появлялись какие-то спекулянты, скупающие у блокадников семейные раритеты за еду. Их по законам военного времени расстреливали на том самом месте, где брали с поличным.

— И каков ваш рецепт в этой ситуации?

— Он прост: если эти банки хотят получить свои деньги и проценты — пускай возвращаются в Крым, снова зарегистрируются, начнут работать, восстановят депозиты граждан, которых, между прочим, значительно больше, чем выданных кредитов. Пускай вернут деньги людям и юрлицам. Тогда они получат моральное право требовать возврата кредитов. Причем этим справедливо заниматься после завершения санкций и чрезвычайной ситуации в Крыму, когда экономика станет подниматься и люди получат возможность зарабатывать и платить.

Но это морально-нравственный аспект проблемы. А есть еще и юридический. Капитал банков рассматривается как единое целое — и депозиты, и кредиты. А если банк их разделяет и говорит, что депозиты не отдаст, а кредиты заберет, то это — уже явно выраженная мошенническая схема, классика жанра.

— А куда смотрит государство?

— Я надеюсь, что оно подключится и найдет справедливые решения. По моему глубокому убеждению, бизнесмены, которые в экстремальной ситуации исключительно из-за своей личной выгоды предали Крым (а об этом уже можно говорить открыто), так же легко в иной критической ситуации предадут и свое государство. Крым показал, что психологически они уже на это заточены. У них абсолютно не патриотичное мышление, не мировоззрение граждан своей страны. Им не важны люди, не интересна задача, поставленная президентом, — максимально быстро интегрировать Крым в состав Российской Федерации, а интересна только быстрая и легкая нажива.

Мы все сейчас переживаем очень непростой период. Еще тлеют угли костра войны на Донбассе, идет стремительная эскалация боевых действий на Ближнем Востоке. Нас один за другим предают многие наши бывшие союзники, обязанные нам зачастую самим фактом своего существования на земле. В спину России могут воткнуть еще не один нож. Поэтому мы должны быть готовы к консолидированному ответу на все эти грядущие вызовы всем обществом, включая бизнес.

— Каковы перспективы курортного сезона в Крыму? Есть ли шанс привлечь инвестиции в инфраструктуру отдыха?

— Крым однозначно будет востребован. И желающих делать инвестиции в сферу туризма у нас предостаточно. В том числе иностранных предпринимателей. Только за последние дни я принял десятки представителей Греции, Германии, Израиля, которые готовы вкладываться в гостиничный и санаторный бизнес.

— Но как же санкции? Их ведь могут наказать?

— Если предприниматель уже имеет бизнес в России, ведет его в других регионах, то кто там на Западе докажет, что он инвестирует именно в Крым? В Крыму успешно работают дочерние фирмы иностранцев, есть уже и «дочки дочек». И никаких проблем у них нет. Есть сотни способов обхода этих санкций. Это наши предприниматели почему-то так боятся западного гнева за работу в Крыму — что на самом деле удивительно. А иностранцы не боятся! В Крым едут представители не только из стран Евросоюза. В республике активно работают бизнесмены с Востока: из Ирана например. До обострения отношений с Турцией много было турецких бизнесменов. Стали проявлять интерес к Крыму индусы и китайцы.

Что характерно: среди иностранцев много желающих не только возводить отели, но и развивать особые виды туризма. Например, морской туризм — строить стоянки для яхт и их обслуживания, а в горной местности — площадки для пара- и дельтапланеризма... Крым вообще идеальное место для туризма. Конечно, этому немного мешает то, что на полуостров не летают иностранные самолеты и не заходят иностранные корабли, но это временно.

Кипрский рецепт

— Вы много лет работали послом на Кипре. Можете сравнить потенциал Кипра и Крыма?

— Мне очень хочется, чтобы в Крыму удалось внедрить такую же успешную систему в сфере международного бизнеса, какая была на Кипре в годы моей работы. Кипр опробовал новую финансово-экономическую технологию, которая предоставляет уникальные инвестиционные возможности. Благодаря этому он стал мировым финансово-экономическим центром, а на часть инвестиций создал великолепную курортно-туристическую зону. Одно время по доходам на душу населения киприоты перегоняли даже Великобританию. Крым с учетом созданной в нем свободной экономической зоны мог бы последовать этому примеру.

Сейчас мы вместе с рядом депутатов Госдумы работаем над улучшением инвестиционного потенциала Крыма. Чего от нас хочет иностранный инвестор? Чтобы мы трастовой формой ведения бизнеса прикрыли конкретные имена бенефициаров от агрессоров и незаконно вмененных санкций. И мы хотели бы сделать это, закрыв сделки от посторонних, но оставив их прозрачными и открытыми для российской налоговой и финансовой систем. Это привело бы к тому, что работать в Крыму стало бы прибыльнее и безопаснее, чем в странах ЕС. Создастся «кипрский эффект». А заодно авторы нелегальных санкций обломали бы о нас зубы и уже не смогли бы вредить нашей экономике. Если применить на полуострове кипрский опыт, то Крым ждут блестящие перспективы.

В Крым — как на БАМ

— Как выглядит миграция на полуострове с момента воссоединения Крыма с Россией?

— Крымчане на «континент» переезжают очень мало — они очень любят свой полуостров. А вот в обратном направлении — желающих масса. В основном из северных регионов России. Это люди, которые много там проработали, устали от суровых климатических условий и хотели бы провести вторую часть жизни под ласковым крымским солнцем и рядом с Черным морем. И, конечно, огромное количество людей приезжает сюда с Украины. Этим переселенцам счет идет на сотни тысяч. Это в массе своей русские и русскоязычные, которых там преследуют из-за их симпатий к России. Некоторые из них просачиваются через границу, которую держит «Правый сектор», но это опасно: можно попасть под маховик националистических репрессий. В основном въезжают на полуостров через российскую территорию.

— Насколько местные элиты способны руководить регионом? Насколько остро стоит проблема привлечения чиновников «с материка»?

— Нет никаких сомнений в том, что местные руководители в состоянии контролировать регион. Но Крым перешел в сферу российского законодательства, которое, естественно, на местах не все знали. Кроме того, людям, которым приходилось четверть века существовать в украинской действительности, требовался период адаптации. Практически он уже пройден, но некоторые направления еще демонстрируют свою профессиональную слабость, поэтому главе республики приходится менять руководителей. Буквально на днях назначен новый министр сельского хозяйства — выходец из ЦФО. До этого министром топлива и энергетики назначили москвичку. Так что приток кадров из других регионов есть.

— Порой говорили о каком-то чиновничьем десанте, который готов высадиться в Крыму…

— Жесткой потребности «высаживать десант» и «захватывать все портфели» нет. Глава республики прекрасно видит позиции, которые нужно усиливать, и подбирает людей, которых можно пригласить из других регионов России. Но нужно понимать, что далеко не каждый государственный чиновник высокого уровня поедет работать в Крым. Зарплаты там совсем не такие, как в других регионах России. В том числе и зарплаты самих министров.

— А сколько получает министр в Крыму?

— Порядка 80 тысяч рублей. На эти деньги, если ты приезжий, нужно еще снимать жилье — никто казенным обеспечивать не будет. Конечно, хотелось бы, чтобы все были готовы ехать в Крым, как на БАМ — не за рублем, а за идеей и романтикой. Крым на сегодня — главный всенародный проект нашей страны.

Из досье «МК»

Георгий Мурадов родился 19.11.1954  в поселке Кочмес Интинского района Коми АССР. В 1972 г. окончил СШ № 36 города Краснодара и трудовую деятельность начал с работы слесарем ремонтно-механических мастерских в управлении механизации треста «Краснодаркрайсельстрой». После окончания в 1979 г. факультета «Международные отношения» МГИМО работал на различных должностях в МИД СССР и Посольствах СССР за рубежом. С 1992 по 1996 гг. – советник-посланник Посольства России в Болгарии. С 1996 по 2000 гг. – Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Республике Кипр. С 2000 по 2011 гг. на различных руководящих должностях отвечал за  внешнеэкономические и международные связи города Москвы. С декабря 2011 г. – Член Попечительского совета Международного совета российских соотечественников. С августа 2014 г. – зампред СМ РК, постпред Республики Крым при Президенте РФ (Указ Главы Республики Крым № 182-У от 7 августа 2014 г.). Свободно владеет английским, греческим, болгарским языками. Кандидат исторических наук. Женат, два взрослых сына.



Партнеры