В эпицентре открытий: перспективы "новостроечных" экспедиций в Крыму

На полуострове работают одновременно несколько десятков отрядов

Археологи исследуют площадки масштабных инфраструктурных проектов, включая 300 км автомобильной трассы «Таврида». По объемам работ исследователи сравнивают крымский период «строек века» со строительством Каракумского канала в Туркмении в середине прошлого века. Плотность памятников истории в крымской земле такова, что на один штык лопаты может прийтись ряд находок разных временных периодов.

Открытая археология

Количество исследований в 3-4 раза превышает лучшие показатели прежних времен. В результате раскопок культурный слой уничтожается, всё ценное для науки из него изымается, а территория передается во власть строителей. Стать непосредственным свидетелем истории можно только во время раскопок, и археологи сталкиваются с повышенным интересом к своей деятельности как со стороны местного населения, так и гостей. Но кроме поиска сокровищ обывателей мало что интересует, и это огорчает исследователей.
 - Люди приходят, заглядывают в раскопы и задают вопросы, и чаще всего такие вопросы удручают - никто не выходит за пределы того, «что здесь нашли и куда прячете золото». Это вопиющая безграмотность, - считает профессор Крымского федерального университета им. Вернадского Игорь Храпунов.
 Возглавляемый им фонд «Наследие тысячелетий» в этом году запускает проект «Открытая археология», где дважды в месяц с перерывом на лето крымские ученые проведут бесплатные лекции о самых интересных страницах прошлого Крыма. В июле пройдет уже четвертая Крымская молодежная полевая археологическая школа, участие в которой также бесплатное. Стремления археологов продиктованы не только просветительскими порывами - неся историческую науку в массы, они надеются пресечь грабительское гробокопательство, оставляющее настоящих исследователей без предмета работы.
 Желающих побродить с металлоискателем в поисках кладов меньше не становится. Адреналин первооткрывателя зовет по местам античных городищ и средневековых поселений, несмотря на риск попасть в сводки правонарушений. При этом многие археологические памятники, где идут раскопки, можно использовать как объект туристического показа.
 - Если говорить об исследованиях могильника, то это чрезвычайно любопытная штука для каждого человека - посмотреть, как происходит этот процесс и что находят прямо тут, - уверен Храпунов. - Любой археологический объект подходит для такого вида туризма. Можно покопать, помахать кисточкой, непосредственно в процессе работы экспедиции. Для этого необходимо обеспечить кратковременное проживание туристов в экспедиционном лагере и наблюдение за процессом. Это несложно организовать, и опыт такой у нашего фонда есть.

Неиспользованный потенциал

 Российские экспедиции, которые работают на побережье Черного моря, ежегодно набирают волонтеров, которые платят за питание, участвуют в раскопках и в свободное время отдыхают на пляже. Для полноценного археологического туризма необходимо включить в туристические маршруты места раскопок на площадках строительства инфраструктурных объектов Крыма, поскольку это уникальная возможность увидеть историю и сделать свои открытия.
 - Еще в 2002 году мы вместе с Владимиром Толстиковым (руководитель Боспорской экспедиции - прим. авт.) озвучили эту идею, - рассказала директор Восточно-Крымского заповедника Татьяна Умрихина. - Была бы воля, в любую археологическую экспедицию можно привести людей, заранее об этом договорившись. Археолог оставит кусочек городского слоя для туристов, и они сами, миллиметр за миллиметром снимая кисточкой почвенный слой, найдут керамические черепки, бусины, и дороже этой находки нет ничего, их потом не вытащишь с раскопок.

 Интерес для гостей Крыма представляют не только «новостроечные» раскопки. В полную силу не использован туристический потенциал 15 античных городищ на территории Керченского полуострова. Отчасти это связано с отсутствием археологических охранных зон, без которых нельзя обеспечить мало-мальски элементарные условия личной гигиены для туристов: установить туалеты, рукомойники, организовать питьевую воду.
 - Наши археологические памятники в туризме никак не используются, - сетует Умрихина. - Мы фактически начали музеефикацию Нимфея - расчищена площадь, пропилеи, уже показались ступени храма, и всё это можно увидеть своими глазами. Готова к посещению крепость Илурат. Глобальных согласований не требуется, только с нами, как с Восточно-Крымским историко-археологическим заповедником, и начальниками археологических экспедиций, которые будут этому только рады.
 Со стороны экскурсионных бюро и туркомпаний из всех достопримечательностей Керчи запрос идет на посещение музея в Аджимушкайских каменоломнях и Царского кургана. В то же время к 26-вековому возрасту Керчи и статусу самого древнего города России необходимо организовать античный экскурсионный маршрут. Без расширения программы пребывания новыми объектами показа Керчь из города-тупика рискует стать городом-сквозняком, считают музейщики. В то же время открытый в 2013 году для подводных экскурсий античный город Акра, окрещенный «крымской Атлантидой», меккой для дайверов так и не стал, поскольку вопросы организации туристических групп и инфраструктуры остаются не решенными. И пока настоящие свидетели крымской истории остаются немы, за них эту историю сочиняет людская молва.
 - Ко мне уже обращались с вопросом: «Как найти клад на трассе «Таврида»?» - с иронией отмечает зампред Госкомитета охраны культурного наследия Крыма Вячеслав Зарубин. - Золотые кони, цепи, подземные ходы и эшелоны сокровищ в Аджимушкайских каменоломнях, чего только не услышишь. Нам не надо придумывать места силы и швартовки инопланетных кораблей, в Крыму есть множество интересного, что стоит показать гостям.

Справка МК

 Министерство культуры России в прошлом году выдало 136 открытых листов - разрешений на право производства раскопок археологических памятников. За последние полвека это рекордная цифра, которую специалисты сравнивают только с периодом строительства Северо-Крымского канала. Газопроводы, водоводы, электростанции и подстанции, автомобильные дороги и подъезды к ним - везде впереди строителей идут археологи. Сколько открытий им предстоит совершить в этом году, прогнозировать трудно. Но то, что находки будут, не вызывает сомнений.

МК Между тем

Археологический сезон в Крыму по времени совпадает с активным туристическим сезоном. Набор в экспедиции активно идет через социальные сети. А в фонде «Наследие тысячелетий» при полном аншлаге провели первые открытые лекции. Первую - по истории древних обитателей Крымских гор «Тавры: живущие «разбоем и войной» прочитал профессор Храпунов. Голубой зал Центрального музея Тавриды не смог вместить всех желающих послушать рассказ о народе, некогда занимавшем всю территорию Крымского полуострова. Поклоняющиеся деве-богине Орсилохе, тавры были первыми пиратами на Черном море и отдавали в жертву Партеносу (женскому божеству - прим. ред.) награбленное добро и пленников - их головы украшали частокол вокруг храма, а обезглавленные тела сбрасывали со скального утеса в море. Как выглядели тавры, неизвестно, на каких судах выходили в море и грабили - тоже. Более того, само название «тавры» вовсе не происходит от греческого «таурос» - бык, как считают некоторые исследователи. Несметными стадами быков древний народ не обладал, и на протяжении всего Южного берега Крыма не оставил следов, кроме «таврских ящиков» на горе Кошка близ Симеиза. А после I века тавры растворились в большом общежитии под названием Крым. Видеозапись лекции доступна на сайте «Открытой археологии», и весь курс будет к услугам желающих совершить дистанционное путешествие вглубь веков.